МОНЕТНЫЕ КЛАДЫ В КОЛЛЕКЦИИ МИАССКОГО КРАЕВЕДЧЕСКОГО МУЗЕЯ.

Как известно, бытует мнение, что монетный клад – это всего лишь груда монет – либо большая, либо маленькая. Но монеты, как правило, имеют даты, которые и говорят нам о том, в какое время был спрятан клад. А путешествие в эти времена – это своеобразный анализ исторических событий тех времен, когда владелец клада мог позволить себе скопить данную сумму и к тому же еще и спрятать её, отложив на какое-то время расходование этих средств. Так ученые делают выводы о связи судьбы человека с историческими событиями давних времен.

В тех случаях, когда исследователям удается установить точное место захоронения клада, появляется возможность выяснить, не играло ли это место важную роль в каких-либо исторических событиях того времени.

Ученые-нумизматы занимаются изучением монетных кладов с целью изучения жизненных процессов общества разных времен, экономики и политики. Монетные клады – это более объективные источники информации прошлого, причем не только беспристрастные, но и несущие важную информацию.

Как правило, исследования начинаются с поисков ответов на вопросы – почему именно в это время был спрятан клад, почему именно в этом месте он был спрятан. Изучая монеты, которые содержит клад, исследователи пытаются определить владельца клада, его социальный статус и положение в обществе.

В. А. Бердинских в книге «История кладоискательства в России», отмечает, что клад обозначался такими терминами: «поклажа», «сокровище», «захоронка». [2] То же самое пишет и известный историк С. П. Щавелев, он опирается на такие обозначения клада, как «поклажее» или «имущество, неизвестно кем сокрытое». Такие же слова, обозначающие клад, можно найти и в других источниках. В Советском энциклопедическом словаре можно прочитать: «Клад – спрятанные, чаще всего зарытые в землю вещи, не взятые владельцем и позднее случайно обнаруженные. Ценный исторический источник».

Денежные клады делят на клады длительного и короткого накопления. Для первых характерен пестрый состав монет и значительный временной промежуток их чеканки, обращения и накопления. В кладах короткого накопления преобладают монеты последних лет или одного периода чеканки, по определению специалистов, дававшего монеты одного веса, одной пробы, одного достоинства, с единой системой номиналов.

Из всех существующих типов кладов, клады, хранящиеся в Миасском музее – относятся к личным сбережениям. Личные сбережения, конечно, гораздо меньше по объему, чем другие типы. Если разброс дат невелик, это может означать, что клад состоит из какой-либо разовой выплаты, например, уволенному солдату или чиновнику. Но если разброс дат велик, скажем, занимает период смены поколения – это может свидетельствовать о том, что клад накапливался медленно.

Первый монетный клад, поступивший в Миасский краеведческий музей (акт №120 от 14.02.1986 г.), был найден в селе Якупово, в Красноармейском районе Челябинской области. Клад состоит из 156 серебряных монет, срезанных (или подготовленных для нашивки) с башкирского нагрудника. Когда-то основу нагрудного женского украшения составляла стеганая ткань красного цвета трапециевидной формы, на которую нашивалась коралловая сетка с монетами, различными бляшками, украшениями, раковинами каури и пр. Подбор материалов для украшений у башкирских женщин был обусловлен верой в их магические свойства. Серебру приписывалась защитная,

очистительная сила, его блеску и звону – способность отгонять злых духов, поэтому в костюме присутствовало немало шумящих подвесок из серебра, а серебряные монеты всегда в большом количестве нашивались на нагрудник.

Второй монетный клад поступил в Миасский краеведческий музей в 1990 году (акт №4 от 02.03.1990 г.), он был найден в южной (исторической) части города Миасса, при ремонте дома Сабениных, в количестве 108 монет.

Монеты кладов, как «Якуповского», так и «Сабенинского», в основном, были отчеканены на Санкт-Петербургском монетном дворе. В первом случае – номиналами 10, 15, 20, 50 копеек, полтина и рубль – образца 1846-1917 годов; советские 50 копеек 1920-х годов. «Сабенинский» клад состоит из 20, 50 копеек и рублей образца 1867-1913 годов.

Петербургский монетный двор в Петропавловской крепости работал с 1724 по 1728 г., с 1738 по 1798 г. и с 1806 г. до прекращения в 1917 г. выпуска монет императорского чекана. Чеканил общегосударственные золотые, платиновые, серебряные и медные монеты всех достоинств. Серебряные монеты чеканил из серебра, добытого в Карелии, на Урале и в Сибири. [7] Изготавливал маточники (формы) и другую оснастку для иностранных предприятий, выполнявших заказы русского правительства на чеканку монет: для Парижского монетного двора – полтинники и рубли; для Брюссельского (Бельгия) монетного двора – рублевики. Отличием от монет российской чеканки на монетах иностранных дворов служат звёздочки на гурте и отсутствие знаков минцмейстеров. [8] Минцме́йстер (либо мюнцмейстер, нем. Münzemeister, от нем. Münze – монета, и нем. Meister – начальник, глава, на лат. monetarius) – название профессиональной принадлежности либо должности специалиста, связанного с производством монет. Минцмейстеры принадлежали к 12 классу, согласно Табели о рангах. Обращение к ним должно было начинаться со слов «ваше благородие». Отличительной особенностью чина было то, что ему могло дароваться личное дворянство. По статусу минцмейстер был равен, например, губернскому секретарю или берг-гешворену. Минцмейстером может называться: начальник монетного двора или его отделения (передела); чиновник, отвечавший за монетное производство; управляющий механической частью монетного двора, пробовательный мастер. Минцмейстер не всегда мог быть начальником монетного двора, но выполнял функции контроля за партиями монет, следил за качеством работы других лиц, например – пробирера (контролировал пробу сплавов), гравёра (создавал штемпели для чеканки) и т. д. Должность была упразднена в советское время, самые поздние монеты с инициалами минцмейстера – полтинники 1927 года.

Знаки минцмейстеров, работавших в Санкт-Петербурге, указанные на монетах кладов:

«АГ» – Аполлон Грасгоф (1883-1899 гг.)

«АР» – Александр Редько (1901-1905 гг.)

«ВС» – Виктор Смирнов (1912-1917 гг.)

«НI» – Николай Иосса (1848,1852-1855,1866-1878 гг.)

«ФЗ» – Феликс Залеман (1899-1901 гг.)

«ЭБ» – Эликум Бабаянц (1899,1906-1913 гг.)

Серебро сыграло одну из основных ролей в истории денег нашей страны. Круглую форму серебряные монеты обретают при Петре I, приближаясь к европейским аналогам. При разных императорах внешний вид монет варьируется: чеканится или отсутствует профиль самодержца. Монета полтина 1845 года тоже чеканится без царского профиля. В центре аверса изображен Государственный Герб Российской империи – двуглавый орёл, головы которого увенчаны двумя коронами, третья, большая корона над ними. На груди орла расположен Московский герб – щит с изображением Георгия Победоносца, поражающего копьем дракона. Вокруг щита орденская цепь с орденом Св. Апостола Андрея Первозванного. На крыльях изображены титульные гербы: на правом – Казанский, Астраханский и Сибирский, на левом – Польский, Таврический и Финляндский. В правой

лапе орла – скипетр, в левой – держава. Есть круговая надпись: «ЧИСТАГО СЕРЕБРА 2 ЗОЛОТНИКА 10 1/2 ДОЛЕЙ», разделенная сверху цветочной розеткой. В центре указан номинал «МОНЕТА ПОЛТИНА». Над номиналом – Корона Российской империи. Под номиналом расположен декоративный разделитель в виде двух разнонаправленных фигурных линий и небольшой окружности между ними, в центре которой, выпуклая точка. Под разделителем – дата выпуска монеты «1845». [1]

Постепенно проба серебра снижается. Реформа Николая II позволила России упрочить финансовое положение на международном рынке. По сложившейся практике деньги украшали портреты императора в профиль – они находились с реверсной стороны, по окружности размещалась надпись: «Б. М. НИКОЛАЙ II ИМПЕРАТОРЪ И САМОДЕРЖЕЦЪ ВСЕРОСС». На аверсе чеканили герб Романовых, а под ним – номинал и год выпуска. В период царствования Николая II монетные дворы выпускали следующие номиналы: 1 рубль; 50 и 25 копеек; разменные 20, 15, 10 и 5. Рубли, 50 и 25 копеек изготавливались из серебра 900 пробы. Для чеканки разменных денег использовался металл 500 пробы. С 1902 года выпуск 25 копеек прекратился, а через 3 года та же участь постигла 50 копеек. Разменная мелочь выпускалась ограниченными тиражами. [4]

В «Якуповском» кладе присутствуют две монеты советского чекана, полтинники со знаками минцмейстеров «ПЛ» и «ТР».

«ПЛ» – Петр Латышев (1922-1927), Петроград.

Подлинным произведением «монетного искусства» молодого Советского государства можно назвать полтинник, отчеканенный из полновесного серебра, во время работы начальника Ленинградского (Петроградского) монетного двора, Петра Латышева. Печатали его по геометрическим и весовым стандартам серебряных монет РСФСР в основном на Ленинградском монетном дворе. Общая масса 10 г, из них 9 г чистейшего серебра девятисотой пробы, что подтверждает вдавленный по ребру текст «чистого серебра 9 грамм П. Л». Барельеф с кузнецом представляет нам образец медальерного искусства под авторством Антона Фёдоровича (Антония Афоциевича) Васютинского, ценнейшего специалиста монетного двора, проработавшего на нём десятилетия. Кузнец, замахнувшийся молотом, позаимствован с медали «Геркулес, убивающий трехглавую гидру», удостоенную в 1888 году значимой для любого медальера той поры золотой медали I достоинства. До 1934 года включительно монеты советского государства несли в себе ещё и агитационную роль, выступая в форме мини-плакатов.

Аналогичный полтинник с другим знаком минцмейстера – «ТР» – Томас Росс или Томас Кирк Роуз (1924) Бирмингем, Великобритания. Дело в том, что 1924 – первый год чеканки монет с гербом СССР. Новых денежных знаков требовалось так много, что мощности Ленинградского монетного двора были просто не в состоянии выполнить столь грандиозный заказ. Поэтому часть тиража серебряных полтинников чеканились в Англии. По исследованиям экспертов нумизматики этим занимался монетный двор, расположенный в Бирмингеме. Для полтинника использовалось традиционное ещё с царских времён серебро 900-й пробы. Масса монеты – десять грамм (из них девять чистого серебра). Английский тираж составил сорок миллионов монет.

Итак, оба клада, поступившие в Миасский краеведческий музей, были личными сбережениями, накопленными за непродолжительный период, и оба оказались в «захоронке» в начале ХХ века: «Сабенинский» – укрыт до 1914 года, «Якуповский» – не позднее 1924 года.

Небольшие денежные суммы на текущие расходы люди часто держали дома. Если же заводилось побольше монет, клали заначку под порог или прятали в «красном углу». Иногда втыкали монеты в стыки бревен, из которых состоял дом. Крупную сумму обычно клали в кубышку, или еще какую-нибудь емкость, и зарывали на огороде или в поле, прятали в погребах и колодцах, порой даже в лесу, каким-то образом пометив место тайника. Почему же такой способ хранения считался самым надежным? Ответов несколько – боязнь пожаров, защита от краж, захоронка «на чёрный день». [9]

Пожары были делом частым. Бывало так, что люди успевали спастись, но все имущество погорельцев уничтожалось огнем. Поэтому считалось, что в земле сбережения будут сохраннее. Воровство тоже не было редкостью. Тайник вне дома отыскать, не зная точных примет, было сложно.

Большая часть причин создания кладов в это время связана с обстановкой в стране (смена власти, государственного строя, борьба с зажиточностью и прочее). А сбережения хотелось оставить наследникам, ведь стабильный период конца XIX – XX века (до начала Первой мировой войны) считается образцовым в истории Российской империи. [5] Уровень жизни населения был высоким, как никогда, цены на товары первой необходимости были такими:

• ржаная мука – 9 коп./кг

• пшеничная мука – 15 коп./кг

• рис – 20 коп./кг

• манная крупа – 50 коп./кг

• вермишель – 40 коп./кг

• гречневая крупа или овсянка – 12 коп./кг

• горох – 10 коп./кг

• сахар колотый – 40 коп./кг

• мед – 1 руб./кг

• чай – 4-6 руб./кг

• кофе в зернах – 1.25 руб./кг

• говядина 1-й сорт – 40 коп./кг

• говядина 2-й сорт – 30 коп./кг

• телятина – 70-80 коп./кг

• курица – 50-60 коп./шт.

• утка – 70 коп./шт.

• гусь или индейка – 1.25 руб./шт.

• рябчик – 30-40 коп./шт.

• тетерев – 35-45 коп./шт.

За рубль можно было купить мешок картофеля. Качественная книга стоила от 3 рублей. [6]

В истории России было немало перипетий. Всегда существовала опасность, что придут «лихие люди», «басурмане», солдаты, новая власть и силой отнимут все нажитое. Носить деньги и ценности с собой тоже было крайне рискованно. Поэтому устраивали «схроны» в надежде воспользоваться их содержимым, когда все утрясется. Порой возвращались в эти места через много лет. Последние клады были массовыми.

Большинство кладов, впрочем, впоследствии так и не были востребованы бывшими владельцами и либо отыскивались случайно (как попавшие в музей), либо так никогда и не были найдены.

Т. Н. Салтовская, главный хранитель


Миасского городского краеведческого музея


Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Художественное кино в Миассе

История здания Миасского медного завода.